Никола Тесла

Совет: Зарегестрированные пользователи видят меньше рекламы Регистрация | Вход
RSS Новости | RSS Статьи
Последние статьи
Теги
биография Теслы в фотографиях генератор вечный двигатель вымыслы Властелин Мира Схема трансформатор теслы динамомашина патент изобретения Вышка видео беспроводная энергия свободная энергия холодное электричество Эдвин Грей Тесла Биография годы жизни статьи работы взгляды высоковольтные источники генератор Тесла занимательная физика
Никола Тесла
Биография Николы Тесла [15]
Ранние годы; Венгрия и Франция; Америка; Работа у Эдисона; Лаборатория в Нью-Йорке; Колорадо Спрингс; Проект «Уорденклиф»; После «Уорденклифа»; Смерть; Наследие Теслы

Мифы и легенды [19]
Бумаги Теслы; Электромобиль Теслы, Вечный Генератор, Лучевое оружие; Машина землетрясений; Энергетическое оружие Тунгусский метеорит; Антигравитация Сверхспособности Теслы.

Книги, Статьи, Интервью [19]
Оригиналы интервью разных лет, переводы интервью с Теслой, Книги по главам, Автобиография Николы Тесла.

Интересные данные про Теслу [6]
Современное наследие Теслы, интересные факты, цветные фотографии

Изобретения и научные работы [17]
Переменный ток; Теория полей; Радио; Резонанс; Беспроводная передача энергии.

Наследие Теслы [9]
Личность Николы Теслы [3]
Интересы; Странности; Отношения к людям Отношение к браку, личная жизнь.

Видеосборники [9]
подборки видео с Ютуба о Тесле, потоковые фильмы, ссылки на плей-листы.

Воплощение идей Теслы [7]
Альтернативная энергетика; Машины и приборы построенные на идеях Теслы;

Патенты [17]
переводы патентов Теслы

Каталог статей о Николасе Тесле



Беспроводная энергия как способ борьбы за мир


Мир во всем мире, при условии осуществимости его в самом полном смысле, может не потребовать для своего достиже­ния миллиардов лет, как это, возможно, может показаться, судя по неуловимо медленному развитию всех великих революцион­ных идей прошлого. Человек как тело, находящееся в движении, неотделим от инерционности и постоянства в своих жизненных проявлениях, но из этого не следует, что любая кратковременная стадия либо любое долговременное состояние его существова­ния обязательно должны быть достигнуты в результате статичес­кого процесса развития.

Признанные нами оценки длительности природных транс­формаций, или изменений в общем, в последнее время подвер­гаются сомнению. Сами основы науки потрясаются. Мы больше не можем верить в гипотезу Максвелла о накладывающихся эфирных волнах электрических колебаний, эта наиболее важная область человеческих устремлений, особенно в продвижении фи­лантропии и мира, была в немалой степени задержана той увле­кательной иллюзией, которую я давно надеюсь рассеять.

Я с удовлетворением замечал первые признаки изменения научных воззрений. Блестящее открытие исключительно «радиоактивных» веществ, радия и полония, миссис Склодовской-Кюри доставило и мне огромное личное удовольствие, будучи успешным подтвер­ждением моих ранних экспериментальных демонстраций электри­зованных светящихся потоков первичной материи, или эманации частиц (Electrical Review, Нью-Йорк, 1896-1897), которые в то вре­мя были встречены с недоверием. Они пробудили нас от поэти­ческих мечтаний о нематериальном конвейере энергии, невесо­мом, бесструктурном эфире, к простой, осязаемой реальности ве­сомой среды крупных частиц, или физических носителей силы. Они приводят нас к радикально новой интерпретации изменений и трансформаций, которые мы наблюдаем. Просвещенные этим знанием, мы не можем сказать, что Солнце горячо, Луна холодна, звезда ярка, потому что все это может быть просто электри­ческими феноменами. Если это так, тогда, возможно, должны из­мениться даже наши представления о пространстве и времени.

Таким образом, и в том, что касается органического мира, отчетливо заметна сходная революция идей. Смелые идеи Гекке­ля в биологических и зоологических исследованиях нашли под­держку в недавних открытиях.

Укрепляет свои позиции еретичес­кое убеждение в таких возможностях, как искусственное создание скоплений простых живых веществ, непосредственное создание естественным путем сложных организмов и сознательное регули­рование пола. Мы все еще отметаем это, но уже не с таким пе­дантичным презрением, как раньше. Дело в том, что наша вера в ортодоксальную теорию медленной эволюции разрушается!

Таким образом, состояние жизни людей, определяемое термином «мир во всем мире», наряду с тем, что является рез­ультатом суммарных усилий прошедших веков, может возникнуть быстро, почти так же, как внезапно появляется кристалл в растворе, который медленно готовили. Но точно так же, как ника­кое следствие не может предшествовать причине, так и это состо­яние ни в коем случае не может быть вызвано каким-либо пактом между нациями, каким бы он ни был торжественным. Перед тем как формулируется закон, проводятся опыты, и они соотносятся как причина и следствие. До тех пор, пока мы ясно сознаем ожидание, что мир – результат такого парламентского решения, у нас будет неопровержимое доказательство, что мы не готовы к миру.

Мир будет обеспечен, только когда мы почувствуем, что такие международные встречи – это просто формальные проце­дуры, не являющиеся необходимыми, кроме как настолько, чтобы служить определенному изъявлению общего желания.

Судя по текущим событиям, мы пока еще должны быть очень далеко от этой блаженной цели. Надо признать, что мы быстро движемся к ней. Многочисленные признаки этого про­гресса есть везде. Расовая неприязнь и предубеждения реши­тельно ослабевают. В этом отношении показателен недавний законодательный акт президента Соединенных Штатов. Мы начи­наем мыслить в космическом масштабе. Сочувствующие нам скрылись в тумане? Микробы мировой скорби нас миновали. Однако к настоящему времени мировая гармония достигнута в единственной сфере международных отношений. Это почтовая связь. Ее механизм работает удовлетворительно, но – как далеки мы все еще от добросовестного соблюдения неприкосновенности мешков с почтой! И насколько дальше отстоит следующая веха на дороге к миру – международная судебная система, такая же надежная, как почтовая!

Предстоящую встречу в Гааге, в данный момент отложен­ную на неопределенный срок, можно рассматривать только как временное средство достижения цели.

Поскольку об общем разо­ружении в настоящий момент не может быть никакой речи, можно рекомендовать пропорциональное сокращение вооружений. По­скольку безопасность каждой страны и мировой торговли зависит не от абсолютного, а от относительного числа военной техники, очевидно, что это будет первым разумным шагом движения по пути мировой экономики и мира. Но установление справедливой базы регулирования было бы безнадежной задачей. Население, сила флота, мощь армии, коммерческая важность, водные или другие ресурсы, имеющиеся или потенциальные, – одинаково неудовлетворительные критерии оценки.

Учитывая это затруднение, несколько сильных стран, чтобы страхом принудить всех более слабых к миру, могут принять ме­ру, предложенную Карнеги. Но если на некоторое время такой курс может показаться приемлемым, положительный эффект это­го гомеопатического лечения военной болезни вряд ли будет продолжительным. Прежде всего коалиция ведущих сил несо­мненно породит организованную оппозицию, что может выразить­ся в бедствии тем более огромном, чем на более длительный срок оно будет отложено.

И подавно надо принимать во внимание окончательную ссору благородных, диктующих мир стран, такое же безошибочное, как закон гравитации, поскольку оно будет исключительно деморализующим. К тому же это никоим образом не достаточный авторитет.

Победа одной только силой с каждым днем становится все сложнее и сложнее. Оборона постоянно получает преимущества нападения, по мере того как мы все дальше продвигаемся в сатанинской науке разрушения. Новое умение электрически без проводов контролировать движение и операции конкретных авто­матов на расстоянии вскорости позволит каждой стране сделать ее берега неуязвимыми для всех атак с моря. В связи с этим достойно сожаления, что мое предложение Военно-морским си­лам Соединенных Штатов, сделанное 4 года назад и представ­ляющее это изобретение, не получило ни малейшей поддержки. Равно как и мое предложение госсекретарю Лонгу об установ­лении телеграфного сообщения через Тихий океан с помощью моей беспроводной системы, которое совершенно бесцеремонно отправилось в военно-морскую корзину для мусора в Вашингтоне. В то время я уже объявил в The Century Magazine в июле 1900 г. о своем успешном.

«опоясывании» земного шара электрическими импульсами (стоячими волнами), и мои «телеавтоматы» выстав­лялись на общее обозрение. Но это не было виной флотских чи­новников, поскольку в то время мои изобретения осуждались как пустые неосуществимые планы, и громче всего, безусловно, теми, кто до того стал Крезами Обещаний – касательно «свето­вых» аккумуляторных батарей, «океанической» телефонии и «трансатлантической» беспроводной телеграфии, и еще остается по сей день – Сизифами Достижения. Если бы всего несколько «телеавтоматических» торпед были созданы и взяты на вооруже­ние нашим флотом, простое моральное воздействие этого самым сильным и благотворным образом можно было бы ощутить в настоящем восточном конфликте. Не говоря о преимуществах, которые могли бы быть получены от прямой и моментальной пе­редачи сообщений в наши отдаленные колонии и театры дей­ствий существующих в настоящее время варварских конфликтов с нецивилизованными племенами. С момента представления это­го принципа я внес ряд усовершенствований, что делает возмож­ным направлять такую торпеду, по желанию подводную, с рас­стояния значительно большего, чем у самого крупного огне­стрельного орудия, с непогрешимой точностью, на объект, кото­рый должен быть уничтожен.

Что еще более удивительно, опера­тору не будет необходимости видеть адскую машину или даже знать ее расположение, и противник не сможет ни в малейшей степени вмешаться в ее перемещения с помощью любого элек­трического устройства. Один из таких дьявольских телеавтоматов скоро будет сконструирован, и я представлю его вниманию правительств. Развитие такого искусства неизбежно должно затормозить сооружение дорогостоящих линкоров, равно как и наземных фортификационных сооружений, и революционизиро­вать средства и методы ведения войны. Поскольку дистанция, на которой она может поражать, и разрушительная сила такой квази­разумной машины будет фактически неограниченной, огнестрель­ное оружие, броня линкора и стена крепости потеряют свой смысл и важность. Можно с уверенностью Даниила предсказать, что битвы близкого будущего будут организовывать квалифици­рованные электрики. Но это самое малое. В своем воздействии на войну и мир электричество предлагает еще более великие и удивительные возможности. Для того, чтобы остановить войну только усовершенствованием механизмов разрушения, могут по­требоваться века и века.

Для того чтобы ускорить конец, должны применяться другие средства. Какие? Давайте подумаем.

Столкновения между отдельными личностями, равно как правительствами и народами, неизменно являются результатом непонимания в самом широком толковании этого термина. Непо­нимание всегда вызвано неспособностью принять во внимание точки зрения друг друга. Опять же это происходит в силу неве­жества вовлеченных сторон, не в такой степени в их собственных делах, сколько в том, что касается другого. Опасность столкнове­ния усугубляется в большей или меньшей степени доминирую­щим чувством агрессивности, которое есть у каждого человека. Лучший способ противодействия этому врожденному стремлению к сражению – развеивать невежество по поводу поступков других путем систематического распространения знаний общего характе­ра. При постановке этой цели наиболее важно облегчить обмен идеями и взаимоотношения.

Взаимопонимание будет чрезвычайно облегчено использо­ванием единого универсального языка. Но каким он будет – ог­ромный вопрос. В настоящее время, похоже, в качестве такого языка может быть принят английский, хотя необходимо отметить, что он не самый подходящий.

Конечно, каждый язык в некотором аспекте превосходит другие. Английский годится для лаконичного и убедительного изложения фактов. Французский точный и очень определенный. Итальянский – возможно, самый мелодичный и простой для изучения. Славянские языки очень богаты по звуча­нию, но ими исключительно трудно овладеть. Немецкий несрав­ненен в простоте ввода в обращение и комбинирования слов. Практический ответ на этот важный вопрос должен быть волей-неволей найден в будущем, поскольку очевидно, что с принятием единого общего языка движение человека вперед будет колос­сально ускорено. Я не думаю, что какая-то искусственно создан­ная нелепица вроде воляпюка когда-либо найдет всемирное при­знание, как бы она ни экономила время. Это бы противоречило человеческой природе. Языки вырастают в наших сердцах. Я скорее рассматриваю возможность воскрешения праязыков – ста­рой латыни или древнегреческого, основываясь в этом умозаклю­чении на спенсеровском законе ритма (см. Спенсер, «Основные начала»). Кажется досадным, что англоговорящие народы, кото­рые на данный момент наиболее приспособлены для того, чтобы управлять миром, будучи одарены незаурядной энергичностью и практическим интеллектом, необыкновенно отстают в области лингвистического таланта.

Следующим после речи мы должны принять во внимание документы постоянного хранения всех видов как способ распро­странения информации общего характера, или тех знаний о дос­тижениях другого, которые в первую очередь благоприятствуют гармонии. В этом, несомненно, самую важную роль играют газе­ты. Они, без сомнения, более эффективны, чем учреждения образования, библиотеки, музеи и личная корреспонденция, вме­сте взятые. Знания, которые они передают, в целом поверхно­стны и временами неверны, сливаются в мощный поток, протя­женный и полноводный. Если не брать в расчет мощь открытий в области электричества, сила журналистики самая большая в стремлении к миру. Наши школы в основном служат для продви­жения специальных глубоких знаний в наших собственных облас­тях, что разрушительно для согласия. Мир, состоящий только из абсолютных специалистов, постоянно находился бы в состоянии войны. Распространение знаний общего характера через библио­теки и сходными путями осуществляется очень медленно.

Что касается личной корреспонденции, она преимущественно полез­на в качестве обязательной составляющей цемента коммерческо­го интереса, этого наиболее мощного связующего вещества для неоднородных масс человечества. Было бы сложно переоценить благотворное воздействие удивительного и точного искусства фотографии, равно как и других игнорируемых видов искусств или средств записи. Но простое размышление покажет, что миро­творческая сила всех постоянных, печатных или других записей кроется не только в них самих. Ее необходимо искать где-то еще. Это также совершенно верно.

Наши чувства позволяют нам воспринимать только малей­шую часть окружающего мира. Наш слух простирается на малое расстояние. Наше зрение затруднено препятствующими предме­тами и тенями. Для того чтобы узнать друг друга, мы должны достичь расстояния внутри сферы наших чувственных восприя­тий. Мы должны передавать свои знания, путешествовать, транс­портировать вещества и передавать виды энергии, необходимые для нашего существования. Следуя этой мысли, мы сейчас пони­маем достаточно убедительно, что из всех других завоеваний человека, без исключения, то будет наиболее желанным, которое окажется наиболее полезным в установлении мирных взаимоот­ношений во всем мире, – полное Исчезновение Расстояния.

Электричество – это единственный и неповторимый способ достичь этого чуда. Использование этой всемогущей действую­щей силы, природа которой до сих пор остается тайной, уже принесло неисчислимое благо. Наше удивление тем, что уже дос­тигнуто, было бы неудержимым, если бы не сдерживалось ожида­нием грядущих еще более великих чудес. Это, величайшее из всех, можно рассматривать в трех аспектах: распространение информации, транспортировка и передача энергии.

Относительно первого, существующие системы телеграф­ного и телефонного сообщения очень ограничены в компетенции. Проводящие каналы дорогостоящи и обладают малой мощно­стью. Существует серьезная индуктивная помеха и бури делают эту службу ненадежной, более того, она слишком дорога. Значительное усовершенствование будет следствием помещения проводов под землей и их искусственного изолирования путем охлаждения. Их мощность также можно беспредельно увеличить путем обращения к новому принципу «индивидуализации», кото­рый я огласил позднее, позволяющему одновременно передавать тысячи телеграфных и телефонных сообщений по единому про­воду без их смешения. Общество уже получало бы выгоду от этих огромных преимуществ, если бы не тупое равнодушие ведущих компаний, вовлеченных в передачу информации. Но вот возни­кают новые концерны, и близкое будущее станет свидетелем великой перемены в этих двух направлениях изобретений. Под­водные морские кабели подвержены еще большим ограничениям. Некоторые помехи в быстрой передаче сигнала посредством их кажутся непреодолимыми. Предпринимались многочисленные попытки преодолеть их, но пока все они оказались тщетными. Знаменитый математик О. Хевисайд и несколько способных элек­триков, следующих по его стопам, впали в одну и ту же ошибку, что быстрая телеграфия и даже телефония через океанские кабе­ли станет возможна с помощью использования индукционных ка­тушек. Катушки индуктивности могут быть до некоторой степени полезны на сравнительно коротких линиях с толстой бумажной изоляцией; на длинных линиях, с изоляцией из резины или гутта­перчи они были бы абсолютно пагубны. Несомненно, будут сде­ланы усовершенствования, но огромная электростатическая ем­кость и неизбежная потеря энергии в изоляции и соседствующих проводниках будут всегда ограничивать применимость передачи через искусственные проводники, неминуемо обреченной на ма­лое количество станций.

Следовательно, очевидно, что отмена всех этих недостат­ков путем передачи сигналов или сообщений без проводов, как я предложил в своей «всемирной» телеграфии и телефонии, будет в величайшей степени влиять на продвижение к миру. Объеди­няющее воздействие этого усовершенствования будет ощущать­ся тем более, что оно не только полностью уничтожит расстоя­ние, но также сделает возможным с единой «всемирной» теле­графной станции управлять бесконечным количеством рассредо­точенных по всему земному шару принимающих станций с одина­ковой легкостью, независимо от их расположения. Через несколь­ко лет простое и недорогое устройство, без труда носимое с собой, позволит каждому получать на суше или на море основные новости, слушать речь, лекцию, песню или игру на музыкальном инструменте, передающуюся из любого другого региона земного шара. Это изобретение также удовлетворит насущную потреб­ность в дешевой передаче на большие расстояния, тем более через океаны.

Малая мощность кабелей и неумеренная стои­мость сообщений – сейчас роковые помехи в распространении информации, которые можно ликвидировать только беспровод­ной передачей.

Недостатки телеграфии по Герцу создали в общественном сознании впечатление, что исключительные или личные сообще­ния без использования искусственных каналов неосуществимы. На самом деле ничто не может быть более ошибочно. Уже с момента ее первого появления в 1891 г. я отрицал коммерческие возможности системы передачи сигналов по Герцу, или с помо­щью электромагнитных волн, и мои прогнозы полностью подтвер­дились. Она предоставляет мало возможностей для настройки, еще меньше – для ухищрений «индивидуализации» более высокого порядка, а о передаче на значительные расстояния никакой речи быть не может. Три года назад были сделаны пафосные предсказания касательно этого метода сообщения, но они оказались неспособны выдержать тяжелое, жестокое испыта­ние временем. Более того, недавно я узнал из ведущего британ­ского журнала об электричестве (Electrician, Лондон, 27 февраля 1903 г.), что некоторые экспериментаторы отказались от своих собственных и «обратились» в мои методы и электрические приборы, без моей санкции и благословения. Я был одновремен­но удивлен и огорчен – удивлен беспечностью и недостатком при­знательности этих людей, огорчен продемонстрированным неумением в создании и применении моих приборов. Моим боль­шим надеждам, пробужденным этим превосходным журналом, однако, еще предстоит сбыться, поскольку я убедился, что Его величество король Англии, Президент Соединенных Штатов и другие высокопоставленные лица в конечном итоге не даровали мне неувядаемой чести милостиво снизойти до применения моих катушек индуктивности, трансформаторов и многообещающих методов передачи, но обменивались своими августейшими поз­дравлениями посредством старомодного кабеля. Что было на самом деле достигнуто с помощью телеграфии по Герцу, можно только предполагать.

Совершенно другие условия существуют в моей системе, где электромагнитные волны, или излучения, преднамеренно све­дены к минимуму, а связь одного из разъемов передающей схемы с землей имеет сама по себе последствием сокращение силы этих излучений до примерно ½. При соблюдении правил и изо­бретательности расстояние представляет мало важности или во­обще никакой, и при умелом применении неоднократно упоминав­шегося принципа «индивидуализации» сообщения могут оказы­ваться как не оказывающими вмешательства, так и не допускаю­щими его оказания на них. Это изобретение, которое я описал в технических публикациях, пытается, хоть и очень примитивно, моделировать нервную систему человеческого организма. Оно стало результатом продолжительных испытаний, демонстрирую­щих невозможность соответствия жестким коммерческим требо­ваниям моей более ранней системы, основанной на простой регу­лировке, в которой качество выделения сигнала зависит от единственной отличительной особенности. В позднейшем усовер­шенствовании исключительность и недопущение оказания воз­действия на импульсы, передаваемые по общему каналу, являют­ся результатом совместной работы ряда особых элементов, и эти импульсы могут быть направлены сколь угодно далеко. На прак­тике обнаружено, что с помощью комбинирования только двух колебаний или тонов достигается степень защиты частных инте­ресов, достаточная для большинства целей. При комбинировании трех колебаний даже квалифицированному специалисту исключи­тельно затруднительно прочитать сигналы, не предназначенные для него, или вмешаться в них, а при четырех это безнадежное предприятие. Вероятность того, что он получит секретные комби­нации в нужные моменты и в правильном порядке, значительно меньше, чем возможность угадать два, три или четыре из пяти номеров соответственно в лотерее. С помощью эксперименталь­ных данных я пришел к выводу, что это изобретение позволит одновременно передавать несколько миллионов отдельных сооб­щений через землю, которая, что достаточно странно, в этом отношении значительно превосходит любой искусственный про­водник. Это количество должно быть достаточным для того, что­бы отвечать всем настоятельным необходимостям передачи информации как минимум в течение этого наступающего столе­тия. Важно заметить, что даже одна «всемирная» телеграфная станция, подобная той, которую я сейчас заканчиваю, будет обла­дать большей мощностью, чем все океанские кабели, вместе взя­тые. Когда эти факты получат признание, это новое искусство, которое я торжественно открываю, пройдет по миру с мощью ура­гана.

Огромные перемены происходят сейчас в сфере транспор­та. Увеличивается количество трамвайных линий, паровой локо­мотив уступает место электрическому двигателю. Океанские лай­неры применяют турбины. Автомобиль улучшает путешествие по суше. Водопады укрощены, и их энергия используется для приведения в движение автомобилей. Все больше оцениваются по достоинству преимущества первого получения электричества с помощью индукторного двигателя. Для большинства этот путь может представляться окольным, но в действительности он на­столько прям, как приведение одного блока в движение другим с помощью приводного ремня. Эта идея уже применяется на же­лезных дорогах, и появляются автомобили этого нового типа. Океанские суда должны последовать за ними. Таким образом, бескрайнее и нетронутое поле деятельности откроется перед производителями электрических машин. Для всех современных способов транспортировки характерно стремление экономить время и деньги. Во многих из этих новых усовершенствований искусственное изолирование линии передачи высокого напряже­ния с помощью охлаждения будет очень полезным. Хоть и пара­доксально, но верно, что при использовании этого изобретения энергия для всех промышленных целей может передаваться на расстояние многих сотен миль не только без всяких потерь, но и с существенным увеличением энергии. Это происходит благодаря тому факту, что проводник значительно холоднее, чем окружаю­щая среда. Работоспособность этого способа ограничена приме­нением газообразного холодильного агента: ни одна известная жидкость не позволяет добиться достаточно низкой температуры на линии передачи. Водород – несомненно лучший для примене­ния охладитель. При его использовании электрические железные дороги можно будет продлить на любую желаемую длину. Вслед­ствие малого количества омических потерь возражения против многофазной системы исчезают, и можно использовать индукци­онные двигатели с якорями с замкнутой обмоткой. Я убежден, что совершенно осуществима даже передача огромных количеств энергии по подводному морскому кабелю, например из Швеции в Англию. Но идеальное решение проблемы транспортировки бу­дет достигнуто только тогда, когда коммерческой реальностью станет полное уничтожение расстояния при передаче больших количеств энергии. В этот день мы вторгнемся во владения птиц.

Когда будет решена проблема воздухоплавания, которая многие годы не поддавалась попыткам, человек продвинется вперед гигантскими шагами.

В многочисленных наблюдениях, экспериментах и измере­ниях, качественных и количественных, я безошибочно установил, что электрическую энергию можно экономически эффективно пе­редавать беспроводным способом на любое расстояние в преде­лах Земли. Они продемонстрировали, что возможно распреде­лять энергию с центральной станции в неограниченных количес­твах, с потерями, не превышающими малой части одного процен­та, при передаче даже на самые большие расстояния, в 12 тысяч миль – на противоположный конец земного шара. Это кажущееся невозможным достижение сейчас может быть легко осуществле­но любым электриком, знакомым с проектом и конструкцией мое­го «усиливающего передатчика высокого напряжения», наиболее удивительного электрического устройства из всех, информацией о которых я располагаю, позволяющего получать результаты неограниченной силы на Земле и в окружающей ее атмосфере. Это фактически свободно колеблющаяся вторичная цепь опреде­ленной длины, с очень высокой самоиндукцией и низким сопро­тивлением, один из разъемов которой находится в тесной прямой или индуктивной связи с землей, а другой – с поднятым над ее поверхностью проводником, и на которую воздействуют в услови­ях резонанса электрические колебания первичной цепи, или цепи возбуждения. Чтобы дать представление о возможностях этого удивительного устройства, я могу сказать, что с его помощью я получил искровые разряды протяженностью более сотни футов и несущие ток в одну тысячу ампер, электродвижущей силы при­мерно двадцать миллионов вольт, химически активные свечения на площади в несколько тысяч квадратных футов и электрические возмущения в естественной среде, по интенсивности превосходя­щие вызываемые молнией.

Что бы ни принесло будущее, всемирное применение этих великих принципов совершенно гарантировано, хотя его, возмож­но, придется долго ждать. С открытием первой электростанции недоверие уступит место изумлению, а оно – неблагодарности, как происходило всегда. Недалеко то время, когда энергия па­дающей воды станет энергией человеческой жизни. Пока моя система передачи переменного тока использует только около миллиона лошадиных сил. Это мало, но тем не менее соответ­ствует добавлению к населению Земли шестидесяти миллионов неутомимых работников, трудящихся, в сущности, без еды и оплаты. Однако проекты, с которыми мне уже приходилось встре­чаться, предполагают использование энергии воды, в общей совокупности дающей примерно сто пятьдесят миллионов лоша­диных сил. Если они будут осуществлены за четверть века, что представляется возможным исходя из существующих данных, на каждого жителя планеты будет приходиться в среднем по два таких неутомимых работника. Задолго до достижения этого ре­зультата уголь и нефть должны перестать быть важными факто­рами Жизнеобеспечения человека на этой планете. Необходимо учитывать, что электрическая энергия, получаемая путем обузда­ния водопада, вероятно, в пятьдесят раз более эффективна, чем энергия топлива. Поскольку это наиболее совершенный из дос­тупных способов переработки энергии Солнца, направление гря­дущего практического развития человека ясно обозначено. Он бу­дет жить на «белом угле». Как ребенок к материнской груди, прильнет он к своему водопаду. «Водопад наш насущный даждь нам днесь» будет молитвой грядущих поколений.

Но тот факт, что стоячие волны производятся в Земле, име­ет особое и во многих отношениях еще более важное значение в духовном развитии человечества. Если объяснять популярно, та­кая волна – это явление, в общем сродни эху – результат отраже­ния. Она дает положительное и неопровержимое эксперимен­тальное свидетельство тому, что электрический ток после про­хождения через землю доходит до диаметрально противополож­ной ее области и, отражаясь от нее, возвращается в исходную точку с практически неуменьшенной силой. Исходящий и возвра­щающийся токи сталкиваются и формируют узлы и петли, сход­ные с теми, что наблюдаются при колебании веревки. Чтобы пересечь все расстояние примерно в двадцать пять тысяч миль, равное периметру земного шара, току требуется определенный временной интервал, который я приблизительно установил. Вы­дав это знание, природа открыла один из самых своих драгоцен­ных секретов неоценимой важности для человека. Факты по этому поводу так удивительны, что может показаться, будто сам Творец создал с помощью электричества эту планету только для той цели, чтобы дать нам возможность достичь чудес, которые, до моего открытия, не могло бы измыслить самое буйное вообра­жение.

Полный перечень моих открытий и усовершенствований будет представлен миру в специальной работе, которую я готов­лю. Однако поскольку они имеют отношение к промышленному и коммерческому использованию, они будут оглашены в форме описаний патентов, обрисованных максимально аккуратно.

Как утверждалось в недавней статье (Electrical World and Engineer, 5 марта 1904 г.), я уже некоторое время работаю над конструкцией электростанции, которая должна будет передавать беспроводным способом десять тысяч лошадиных сил. Энергия будет собираться по всему миру во многих местах и в различных количествах. Не следует думать, что практическая реализация этого предприятия непременно отдалена. Планы, бесспорно, мо­гут быть закончены этой зимой, и если тем временем можно бу­дет осуществить некоторую подготовительную работу на фунда­менте, станция может быть готова к эксплуатации до окончания следующей осени. В тот момент мы получили бы в свое распо­ряжение уникальный и неоценимый механизм. Только один этот генератор продвинул бы человечество вперед на век. Его облаго­раживающее влияние почувствовал бы даже самый простой обитатель глуши.

Одна эта машина могла бы управлять миллио­нами разнообразных приспособлений для всех мыслимых целей. С помощью простых недорогих часов, не требующих внимания и ходящих с едва ли не математической точностью, можно было бы распространить единое мировое время. Биржевые телеграфные аппараты, синхронные движения и бесчисленные приспособле­ния такого характера могли бы работать в унисон по всей Земле. Можно было бы обеспечить инструменты для определения курса судна в море, пройденного расстояния, скорости, времени в любом конкретном месте, широты и долготы. Таким образом, мог­ли бы обеспечиваться неисчислимые коммерческие преимуще­ства, а бесчисленных несчастных случаев и катастроф можно было бы избежать. Здесь и там можно было бы освещать дом или выполнять другую работу, требующую нескольких лошадиных сил. Что еще значительно более важно, в любую часть мира мог­ли бы направляться летательные аппараты. Ввиду их малого ве­са и огромной движущей силы их можно было бы приспособить для быстрого путешествия. Моим намерением было бы использо­вать эту первую станцию скорее как средство просвещения, соби­рать ее энергию в очень малых количествах и в максимально возможно большем количестве мест. Знание о том, что вся земля пульсирует энергией, которая легко доступна везде, оказалось бы сильным стимулом для студентов, механиков и изобретателей всех стран. Это повлекло бы за собой неисчислимое благо. Про­изводство получило бы свежий и мощный стимулирующий фак­тор. Появились бы условия, которых никогда ранее не существо­вало в торговле. Запасы были бы в высшей степени несоразмер­ны потребностям. Отрасли производства железа, меди, алюми­ния, изолированного провода и многие другие, несомненно, извлекли бы огромные и долговременные выгоды из этого разви­тия.

Экономичная беспроводная передача энергии имеет для человека превосходящую все важность. С ее помощью он полу­чит полное господство в воздухе, на воде и в пустыне. Она позво­лит ему освободиться от необходимости добычи, закачки, транс­портировки и сжигания топлива и таким образом покончит с бес­численными причинами безобразного расточительства. С ее помощью он получит в любом месте и в любом желаемом коли­честве энергию удаленных водопадов – чтобы приводить в дви­жение свои машины, строить свои каналы, туннели и шоссе, производить нужные ему материалы, одежду и пищу, обогревать и освещать свой дом – год за годом, на веки веков, днем и ночью. Она сделает живое блистающее солнце его послушным усерд­ным рабом. Она принесет на Землю мир и гармонию.

Прошло около пяти лет со времени той ниспосланной про­видением грозы 3 июля 1899 г., о которой я говорил в вышеупо­мянутой статье и во время которой я открыл стоячие волны Зем­ли; около пяти лет назад я провел огромный эксперимент, кото­рый в тот незабываемый день темный Бог Грома милостиво пока­зал мне в своей необъятной, устрашающе гремящей лаборато­рии. Тогда я думал, что создание коммерческого опоясывания моим способом без проводов земного шара займет год. Увы! Моя первая станция «всемирной телеграфии» еще не закончена, ее строительство за прошедшие два года продвигается, но медлен­но. А механизм, который я строю, только игрушка, генератор максимальной мощностью всего десять миллионов лошадиных сил, которых вполне достаточно, чтобы повергнуть всю планету в слабый трепет с помощью знака и слова – телеграфируемого и телефонируемого. Когда увижу я законченной эту первую элек­тростанцию, этот большой генератор, который я конструирую? Из него сквозь землю рванется ток, более сильный, чем из сварочно­го аппарата, под напряжением в сто миллионов вольт! Он будет производить энергию в количестве тысячи миллионов лошадиных сил – сотни Ниагарских водопадов в одном, поражающих вселенную ударами – ударами, которые пробудят от забытья самых сонных электриков на Венере или Марсе, если они там есть!.. Это не мечта, это просто достижение научной электри­ческой инженерии, только дорогостоящее – слепой, трусливый, сомневающийся мир!.. Человечество еще не развито достаточно, чтобы охотно следовать за пытливым проницательным рассуд­ком. Но кто знает? Возможно, в этом нашем современном мире лучше, чтобы революционная идея или изобретение вместо под­держки или поощрения подвергались стеснениям и плохому отно­шению в период своей юности – по причине недостатка средств, корыстного интереса, педантизма, тупости и невежества; чтобы их критиковали и душили; чтобы они прошли через мучительные испытания и злоключения, через безжалостное противостояние коммерческого существования. Именно так мы получаем свой свет. Так все, что было великого в прошлом, высмеивали, прокли­нали, боролись с ним, подавляли – только для того, чтобы оно выходило из борьбы с еще большей мощью, с еще большим три­умфом.

Никола Тесла,  7 января 1905 года.
Просмотров: 15138

Похожие статьи:

3  
при определенной длине волны, думаю любой волны, можно добиться отрицательного значения расстояния

2  
У меня есть еще соображения относительно отличия уравнений описывающих большие энергии электромагнитного поля. Дело в том, что умножив правую часть уравнения общей теории относительности на множитель 1+e^2/(Gm^2), где e заряд частицы, m ее масса, G гравитационная постоянная, получим уравнение, описывающее электромагнитное поле, в виде метрического тензора. При больших энергиях, это уравнение будет отличаться от описывающих электромагнитное поле волновых уравнениях, или уравнениях Максвелла. При малых энергиях можно добиться совпадения. Может быть среди этих нелинейных уравнений и есть решения, описывающие передачу большой энергии в виде солитона.

1  
Из того, что я прочел в этой статье имеется одна не реализованная физическая идея (я не говорю о общечеловечеких концепсиях Теслы), это уничтожение расстояния при передаче энергии. При этом, как красочно описал Тесла, процесс заключается в стоячих волнах, опоясывающих весь Земной шар и подповерхностные слои. Если считать, что скорость распространения электромагнитных волн огромна, то может быть, это и является тем уничтожением расстояний, о котором говорил Тесла. Но возможно он имел в виду другой способ передачи энергии на расстоянии. Дело в том, что при больших напряжениях электромагнитного поля наблюдаются другие законы расспространения энергии. Так на малых расстояниях, а значит больших энергиях наблюдается другие законы распространения света, квантовые. Может быть Тесла предвидел отличие законов распространения электромагнитных волн при большой энергии.